воскресенье, 22 апреля 2012 г.

"Пусть мою книгу прочитает хотя бы один человек, и я буду рад"


В наше неспокойное время важно рассказывать людям о прекрасных образцах литературы, имеющих межнациональное значение. помогающих нам лучше понимать друг друга, относиться с уважением к чужим традициям и образу жизни.
Именно поэтому в еженедельной газете города Красноармейска «Городок» от 20 апреля 2012 г. опубликована статья заместителя директора Красноармейской ЦБС О. Любимовой, посвященная Расулу Гамзатову.


Мне все народы очень нравятся.
И трижды будет проклят тот,
Кто вздумает,
кто попытается
Чернить какой-нибудь народ.
                                Расул Гамзатов

Настоящий поэт порой способен сделать для дружбы и взаимопонимания между странами и народами гораздо больше, чем политики.
Таким поэтом – посланником мира на планете – до последнего дня своей жизни был Расул Гамзатов.
"Пусть мою книгу прочитает хотя бы один человек, и я буду рад. Я хочу рассказать этому человеку о моей маленькой, простой и гордой стране. Где она находится, на каком языке говорят ее жители, о чем они говорят, какие песни поют", - писал  Расул Гамзатов в книге "Мой Дагестан".
Теперь жители подмосковного Красноармейска знают о прекрасной Стране Гор немного больше.



вторник, 17 апреля 2012 г.

"О, воздух высот, опьяняющий воздух..."

16 апреля в читальном зале библиотеки прошел Час поэзии для старшеклассников, посвященный творчеству Расула Гамзатова.



«Поэзия без родной земли, без родной почвы – это птица без гнезда», – говорил Расул Гамзатов. Его стихи пронизаны чувством любви к родной земле, к своему народу:

Отчизны простор неоглядно огромен.
Будь всюду как дома, люби эти дали.
Но помни всегда и аул свой, и домик,
Где мать и отец тебя в зыбке качали.

Будь связан с родимым народом. Пусть мал он,

Живущий на кручах, на скалах отвесных,
Тебе, как наследство надежное, дал он
Язык, на котором слагаешь ты песни.


 

Творчество Р. Гамзатова, переполненное любовью к жизни и людям, родному краю и миру, никого не оставило равнодушным. Его стихи - мудрые и мужественные, самобытные и вдохновенные - проникают глубоко в сердце, а красота и мудрость его поэзии пленяют и очаровывают каждого, кто к ней прикасается.


воскресенье, 8 апреля 2012 г.

Интервью с московской художницей О.И. Порхайло

Картинная галерея Красноармейска располагает самой большой в стране коллекцией работ известной художницы-акварелистки Ольги Иосифовны Порхайло. Когда по просьбе нашей библиотеки сотрудники галереи стали подбирать произведения, посвященные Дагестану, оказалось, что наибольшее количество картин, посвященных этой теме, написано этой замечательной художницей. Конечно же, нам захотелось узнать об истории создания этих работ.

О. Порхайло
Дагестан. Село Чох (1986)
Из фондов Красноармейской картинной галереи

Директор ЦБС г. Красноармейска А.А. Зражевский рассказывает:

В гостях у художницы
«На днях мне посчастливилось побывать в гостях в гостеприимном доме одной из старейших
московских художниц-акварелисток Ольги Иосифовны Порхайло. Несколько десятилетий подряд она была организатором поездок групп акварелистов со всех регионов страны по городам и республикам бывшего СССР.
Одним из любимейших мест для поездок для нее стал Дагестан. Впервые она побывала здесь в начале 1950-х годов. Затем, в составе официальной делегации от Союза художников СССР вместе с известным мастером акварели Николаем Бережным весной 1986 года приехала в Дагестан для того, чтобы разработать маршрут творческой поездки очередной группы акварелистов. Встречал их председатель Союза художников Дагестанской АССР, в доме которого они и жили.
Осенью того же года О.И. Порхайло вернулась в Дагестан уже в составе всесоюзной акварельной группы «Дагестан-86» , в которую, кроме нее, входили московский художник Герман Ратнер, ленинградский Давид Боровский и еще более 10 художников со всей страны. Их поездка была насыщена событиями и впечатлениями. Они побывали в Буйнакске, поднимались в горы к аулам Гуниб, Чох. Затем посетили центр художественной обработки металла, а также резьбы по камню и дереву Кубачи, аул оружейников Харбук. Потом добрались до Дербента. А впереди их еще ждали экскурсии в крупнейшее село Дагестана Ахты, лакское село Балхар, где производится знаменитая Балхарская керамика - кувшины, кружки, миски, игрушки. 

О. Порхайло
Дагестан. Село Чох (1986)
Из фондов Красноармейской картинной галереи

Такая насыщенная культурная программа не мешала художникам много и плодотворно работать. Сама Ольга Иосифовна привезла из Дагестана огромное количество набросков и этюдов, с которых потом писала большие акварельные работы, выставлявшиеся на многих региональных и всероссийских выставках акварели. Много прекрасных произведений создал в 1986 г. руководитель этой акварельной группы, заслуженный деятель искусств Украинской СССР Николай Федорович Бережной – «Аул Куруш», «Возделанное поле», «Горы Дагестана», «Аул Аркарах», «Аул Анцукуль», «Радуга в горах» и др. 

Н.Ф. Бережной
Аул Куруш (1986)
Помимо многочисленных работ, художники привезли из Дагестана массу ярких впечатлений и приятных воспоминаний. Ольга Иосифовна говорила о том, как ее поразила удивительная по своей красоте природа Дагестана. Объездив буквально всю страну, она больше нигде не встречала такой красоты! До сих пор она хранит в своем сердце впечатления от высокогорья. Почти отвесные вершины, уходящие в небо. Горные аулы, которые каким-то удивительным образом поднимаются вверх вместе с горами, причем те дома, что выше, буквально стоят на крыше низстоящих! «Вертикальные аулы», - это ее меткое определение.

Н.Ф. Бережной
Горы Дагестана (1986)
Еще запомнились художнице отары овец. Она рассказывает: «Они в Дагестане многотысячные, если задумают дорогу переходить, то все машины встают, и могут стоять в ожидании чуть ли не час. Передвигаясь, отары издалека напоминают бесконечный ручей, который иногда движется вверх чуть ли не по вертикальным горным склонам. Удивительное зрелище! Отары сопровождают грозные специально обученные собаки. На всякий случай, нам советовали держаться от них подальше».
Много чего хорошего вспомнила О.И. Порхайло о своих поездках в Дагестан, и было видно, что воспоминания согревают ее душу. Но возраст и пошатнувшееся здоровье не позволили нам продлить беседу, и я решил, поблагодарив за прекрасный рассказ, попрощаться. Выходя из ее дома, я улыбался: столько светлых чувств было передано мне щедрой и душевной женщиной. Одной из очень немногих участников той поездки, кто еще остался в этом мире и продолжает служить искусству…»

четверг, 5 апреля 2012 г.

«Внимательней вглядитесь в мой узор»

Народные художественные промыслы Дагестана

Дагестан, все, что люди мне дали,
Я по чести с тобой разделю,
Я свои ордена и медали
На вершины твои приколю.

Посвящу тебе звонкие гимны
И слова, превращенные в стих,
Только бурку лесов подари мне
И папаху вершин снеговых!
                                               Расул Гамзатов

Трудно отрешиться от ощущения, когда читаешь Расула Гамзатова: ты говоришь не с одним человеком, а со всем Дагестаном – краем необычайной, уникальной природы, туманных гор, хрустального воздуха и серебряных ручьев.
Читая прекрасные поэтические строки, невольно начинаешь чувствовать, что мир гор и горцев становится все ближе, все интереснее. Ведь поэзия Расула Гамзатова – и река, и море, и горы, и, конечно же, люди. Он сумел рассказать о своей Родине так, что хочется знать об этом замечательном крае как можно больше.
В своем творчестве народный поэт Дагестана Расул Гамзатов неоднократно упоминал о народных мастерах и художниках, которыми издревле славится Страна Гор:
«Веками трудились в Дагестане непревзойденные его народные умельцы: златокузнецы аула Кубачи, серебряных дел мастера Гоцатля. Унцукульцы из дерева создавали рукотворные поэмы, дербентские, табасаранские женщины на ковры переносили все сто красок земли моей, балхарки на глиняных кувшинах писали таинственные стихи».
Мы расскажем о некоторых промыслах подробнее.

Кубачи

Тайну кубачинского искусства
Не ищите в нитках серебра.
Носят тайну этого искусства
В сердце кубачинцы-мастера.

                                Расул Гамзатов «Надписи на кубачинских золотых изделиях»

Г.Кишев и Г.-Б. Магомедов. Молочник и тарелка
 В высоких горах, среди скал, покрытых редкой растительностью, лежит древний знаменитый аул Кубачи.

Кубачи
Еще в VII веке изделия кубачинских мастеров были известны в Закавказье и Ближнем Востоке. Сделанные ими кольчуги, шлемы, мечи, ножи, кинжалы, огнестрельное оружие, медная посуда и ювелирные изделия высоко ценились во многих странах мира.
Расул Гамзатов
Если вдруг я металлом стану,
Не чеканьте из меня монет.
Не хочу бренчать ни в чьих карманах,
Зажигать в глазах недобрый свет.

Если суждено мне стать металлом,
Выкуйте оружье из меня,
Чтобы мне клинком или кинжалом
В ножнах спать и в бой лететь, звеня.

Кинжалы
Кубачинский мастер обычно владеет несколькими профессиями; он должен быть гравером, знать до тонкостей слесарное дело, насечку по металлу, художественное литье, филигрань, эмаль, резьбу по кости, дереву и камню. Все эти виды работ в различных сочетаниях применяются при создании кубачинских произведений, в процессе изготовления которых принимают участие несколько мастеров или один.

Р.Алиханов. Чаши "Кубачинская свадьба"
Вначале мастером создается графический рисунок, который украсит будущее изделие. Затем он приступает к изготовлению самого произведения. Эта работа разбивается на несколько этапов: монтировка, гравировка, насечка, филигрань, эмалевая работа. Автор, как правило, в совершенстве владеет одним из этапов работы, хотя в Кубачи есть мастера, которые выполняют все виды работ от начала и до конца.
В ауле существуют целые династии граверов, монтировщиков, филигранщиков. Специализация была потомственной, переходившей из поколения в поколение, и семья являлась своеобразной школой мастерства.
Создание любого кубачинского произведения начинается с изготовления его формы путем ковки или отливки, будь то ваза, кувшин, блюдо, ножны для шашек или кинжалов. Этот процесс называется монтировкой. После монтировки заготовка будущего изделия поступает к «хабичу уста» – мастеру гравировки, который очень часто является автором будущего художественного произведения.

Женские пояса
В Кубачи мастер гравировки считается центральной фигурой производства. Он разрабатывает орнамент, предлагает форму произведения, выполняет самую ответственную и важную ее часть — гравировочные работы. Особенность кубачинской гравировки заключается в том, что вся поверхность изделия покрывается орнаментом.
Так как рабочим металлом, которым пользуется кубачинский мастер, обычно является серебро, то при создании орнамента автор, используя особенности металла, применяет различную технику гравировки, чернение и золочение, добиваясь гармоничного сочетания темных и светлых тонов.
Кубачинские мастера – прекрасные знатоки различных стилей. Они хорошо знакомы с искусством Ирана, Ближнего Востока, Индии, Древней Руси.


Женский гарнитур. По эскизам А.Абдурахманова

Расул Гамзатов
У кубачинцев
У кубачинцев нынешней весною
Я наблюдал, как тонко и хитро
Вплетает мастер кружево резное
В черненое литое серебро.

Стекло очков вооружает зренье,
Нетороплива чуткая рука.
В глазах – любовь,
                               а в сердце – вдохновенье,
Крылатое, как в небе облака.

Придя к нему, вы увидали б сами,
Что мастер верен до конца себе.
Спины не разгибает он часами,
Чтоб новый знак родиться мог в резьбе.

А если ошибется ненароком
И знак резцом неверный нанесет,
То загрустит в молчании глубоком
И всю работу сызнова начнет.

И, славы кубачинцев не нарушив,
Он вновь блеснет высоким мастерством,
Которое волнует наши души
И кажется порою волшебством.

Чтоб дольше жить могло стихотворенье,
Учусь, друзья,
                        то весел, то суров,
Иметь я кубачинское терпенье,
Взыскательность аульских мастеров.


Пудреницы. По эскизам А.Абдурахманов

 

 Гоцатль

Койсу дорогая, каменья дробя,
За кем ты бежишь, не жалеючи сил?
Не вор ли лукавый ограбил тебя,
Не гость ли ушел и что-то забыл?

Куда ты стремишься? Пути далеки.
Что гонит тебя? Что в низину зовет?
Зачем ты все речки и все ручейки
Уносишь с собой с белогрудых высот?

Люблю я стоять на крутом берегу
В ущелье, где твой начинается бег.
Твой голос глухой отличить я могу
В звучании хора из тысячи рек.

                        Расул Гамзатов «Аварская Койсу» (Отрывок)

Гоцатль
Красиво аварское селение Гоцатль, спрятанное среди высоких гор на берегу Аварского Койсу. В этом селении сто – сто пятьдесят лет тому назад зародилось искусство, которое теперь хорошо известно у нас в стране. Согласно легенде, одним из первых мастеров был Алибек, служивший у Шамиля.

Б. Гимбатов. Браслеты

Расул Гамзатов
 На сабле Шамиля горели
 Слова, и я запомнил с детства их:
 «Тот не храбрец, кто в бранном деле
 Думает о последствиях!»

 Поэт, пусть знаки слов чеканных
 Живут, с пером твоим соседствуя:
«Тот не храбрец, кто в бранном деле

 Думает о последствиях!» 


Б. Гимбатов, Р. Алиханов. Дагестанские изд
Гоцатлинский мастер, как и кубачинский, владеет несколькими профессиями; он должен знать плавку, ковку, слесарное дело, гравировку, черчение, шлифовку и полировку. Изделия Гоцатля делаются из серебра, меди и мельхиора. Но если процессы труда гоцатлинского и кубачинского мастеров в общем-то схожи, то их произведения отличаются своим орнаментом.
В Гоцатле изготовляют кумганы, столовые приборы, винные сервизы, декоративные тарелки, женские украшения, рога для вина.

Расул Гамзатов
Подняв аварский рог
М. Ибрагимов. Тарелка и шкатулка
Сойдем с коней…
Сверкает у дороги
Ручей,
За нами – снежных гор стена…
Пусть отразится в нашем полном роге

Подковой золотистая луна.

За руку выпьем – ту, что рог подъемлет,
За губы, обожженные вином,
За небо над землей, за нашу землю,

Прекрасную в безмолвии ночном…

В отличие от кубачинского орнамента аварский, гоцатлинский, на поверхности изделия занимает не всю площадь и выполняется в строгой графической форме. Существует несколько основных гоцатлинских орнаментов. Один из самых древних называется по-аварски «жураб-накъиш» и представляет собой набор декоративных цветов, листьев, расположенных в строгой последовательности по поверхности изделия.
«Кахаб-накъиш» и «чеэраб-накъиш» являются самыми распространенными гоцатлинскими орнаментами. Они отличаются друг от друга способом воспроизведения. Один и тот же рисунок на поверхности изделия может быть выполнен по желанию мастера способом «кахаб» или «чеэраб-накъиш». Если узор белый и выполнен на черном фоне, которым покрыта поверхность изделия, орнамент называется «кахаб-накъиш»; на белом фоне черный рисунок – «чеэраб-накъиш». При изготовлении женских украшений используется симметричный орнамент, который называется «дамган». При создании произведения очень часто гоцатлинский мастер использует все виды орнаментов, умело их комбинируя.

Изделия мастеров Гоцатля

 Расул Гамзатов
Мне случалось видеть иногда:
Златокузнецы – мои соседи–
С помощью казаба без труда
Отличали золото от меди.

Мой читатель – ценностей знаток,
Мне без твоего казаба тяжко
Распознать в хитросплетенье строк,
Где под видом золота – медяшка.


Унцукуль

Вершина далекая кажется близкою,
С подножья посмотришь – рукою подать,
Но снегом глубоким, тропой каменистою
Идешь и идешь, а конца не видать

                              Расул Гамзатов из «Восьмистиший»

 Среди диких крутых гор, стоящих кругом высокой стеной, расположилось большое селение – районный центр Унцукуль – родина уникального декоративного искусства.
Как и Гоцатль, Унцукуль – аварское селение. Истоки промысла, как говорит легенда, уходят в далекое прошлое – ХVII–ХVIII века. Старики помнят, как на двери древней мечети висело большое деревянное кольцо с насечкой из серебра. Предания рассказывают о замечательных древних мастерах Гусейне и Мартале, чьи имена сегодня носят древнейшие унцукульские орнаменты. Известен также мастер Алигаджиместа, который жил около двухсот лет тому назад.

Унцукуль
Первое художественное изделие, которое было характерно для мастеров того времени, — ручка кнута, сделанная из кизила, украшенная художественной насечкой. Позднее в Унцукуле мастера стали украшать насечкой декоративные трости, начали появляться художественные трубки, табакерки.

Расул Гамзатов
Надписи на унцукульских палках

* * *
Когда с коня сойдешь ты, лишь она
Изделия унцукульских мастеров
Одна тебе заменит скакуна.
* * *
Хоть и веселей на ней узор, –
У тех, кто с нею, печален взор.
* * *
К ней припадет рука,
Что раньше поднимала
И серебро клинка,
И золото кинжала.
* * *
Хозяин бедный мой,
Ты почестей достоин,
Ты иль старик седой,
Или калека-воин.
* * *
Как ни почтенен ты, как ни велик,
Но склонишься пред ней, седой старик.
* * *
Шумела я листвою,
Была я молодой.
Тетерь грущу с тобою
О юности былой.
* * *
Я ноги для безногого
Джигита-храбреца.
Глаза я для убогого
Слепца.
Чтобы постичь секреты унцукульского искусства, надо познакомиться с его древними орнаментами и процессом производства.
От мастера требуется быть не только художником, прекрасно знающим все существующие виды унцукульских орнаментов, но и в совершенстве владеть токарным и столярным делом, прекрасно разбираться в структуре ценных пород деревьев, знать ювелирное дело, так как в конечном счете только в сочетании этих знаний рождается унцукульский мастер.
Работа мастера начинается с подбора нужной древесины. Обычно для изготовления изделий используются абрикосовые, кизиловые деревья, выдержанные не менее пяти лет, имеющие идеально ровную поверхность и красивую текстуру. Учитывая характер, размеры древесины, художник выбирает форму изделия, разрабатывает специальный орнамент для своего произведения.

И.Абдулаев.Два блюда для фруктов ваза и пепельница
Затем древесина обрабатывается на токарном станке или вручную, и заготовка приобретает форму вазы, тарелки, ступки и т. д. Для готовой формы мастер делает рисунок.
Выполненный на бумаге рисунок переносится на дерево с точностью до десятой доли миллиметра. Этот процесс – один из самых ответственных моментов работы мастера. Сначала рисунок переносится карандашом, а затем слегка намечается резцом.
Наступает следующий этап работы – насечка. На нанесенном рисунке мастер делает в древесине надрез, в который вставляется пластинка. Затем она обрезается специальными ножницами; резким и точным ударом молоточка мельхиоровая пластинка длиной 2,5 мм и толщиной 0,05 мм загоняется в древесину. Расстояние между насечками бывает 0,8–0,9 мм. На укрепление одной насечки мастер обычно затрачивает десять–пятнадцать секунд. Из насечек-штрихов образуется своеобразная дорожка, которая затем с двух сторон обкладывается специальной тонкой проволокой-каймой, также укрепляющейся в древесине. В зависимости от выбранного орнамента такая дорожка может быть прямой, в форме шара.
Очень часто вместе с пластиной используются специальные гвоздики, которые применяются для исполнения точечного рисунка, а также металлические кружочки, вокруг которых в виде каймы забиваются гвоздики.

И.Абдулаев.Ваза,тарелка, декоративная палка
При создании рисунка изделия мастер пользуется различными сочетаниями геометрических фигур в виде кинжалов, окружностей, сеток и т. д. Обычно дорожки выполняются сплошь из одних гвоздиков, обрамляя основные геометрические фигуры, которые неоднократно повторяются на поверхности формы. Изделие унцукульского мастера имеет в рисунке до ста тысяч насечек-штрихов.
После насечки изделие полируется, шлифуется и покрывается лаком.
Существует тринадцать основных древних орнаментов, которыми пользуются унцукульские мастера при создании своих произведений. Все основные орнаменты представляют собой геометрические рисунки, выполненные дорожкой из пластинок, с двух сторон оформленные проволочной нитью. Такая дорожка по-аварски называется «къват». Без этого рисунка не обходится ни один из основных унцукульских орнаментов. Кроме того, существуют десятки вспомогательных орнаментов, которые используются только в сочетании с основными, дополняя их, украшая геометрический рисунок.

А. Магомедов. Ступка и кувшин

Расул Гамзатов
Размытые контуры скал -
День туманный и мглистый с рассвета.
Он пришел к нам, спустился, настал,
Но солнце оставил он где-то.

Он похож на коня, что во мгле
Возвращается с поля сраженья,
Оставив лежать седока на земле
Без движенья...

Мы рассказали только о трех знаменитых аулах Дагестана, известных всему миру благодаря уникальным мастерам, сохранившим и преумножившим древние традиции народных искусств. Рассказ можно было бы и продолжить, но очень хочется, чтобы каждый, прочитавший эту короткую статью, захотел сам узнать больше о многочисленных промыслах и народных мастерах богатой талантами Горной Cтраны.

А закончить бы хотелось еще одной цитатой из Расула Гамзатова:
«В ауле Цовкра — ауле знаменитых канатоходцев — днем рождения сына считают тот день, когда маленький мальчик начинает впервые ходить по канату, а в ауле знаменитых златокузнецов Кубачи днем рождения сына считается тот день, когда мальчик приносит отцу свою первую работу — нанесенные на серебро узоры — и когда обрадованный отец говорит: «Вот и у меня родился сын!»
Мне вспоминается картина: аул Цада, весна. Впервые безусый юнец выходит пахать каменистую землю; второй – его сверстник – впервые приступает к постройке дома; третий, оседлав коня, впервые отправляется в дальнюю дорогу, и, глядя на них, мой довольный отец говорит: «Как много сыновей родилось нынешней весной в нашем маленьком ауле!».
О человеке без призвания и таланта, который не приносит пользы своим трудом, не знает сердечной дружбы, не мечтает о подвигах, в горах говорят: «Дожил до седин, а на свет не родился»
(«Конституция горца»).

воскресенье, 1 апреля 2012 г.

31 марта в Центральной библиотеке состоялся литературный вечер "Любимые поэтические строки"

На вечере были прочитаны стихотворения любимых авторов. Нам было отрадно узнать, что у многих участников вечера любимый поэт - Расул Гамзатов.
 
 Особенно проникновенно звучали стихотворные строки, посвященные женщинам.

Я спросил на вершине, поросшей кизилом:
"Что мужского достоинства служит мерилом?"
"Отношение к женщине", – молвило небо в ответ.

"Чем измерить, – спросил я у древней былины, –
Настоящее мужество в сердце мужчины?"
"Отношением к женщине", – мне отвечала она.

"Чем любовь измеряется сердца мужского?"
"Отношением к женщине..."
"Нет мерила такого", – возразили служители мер и весов.
 Такие стихи не могут оставить равнодушными людей любого возраста.


Для кого-то из читателей Расул Гамзатов - любимый поэт, а кто-то был мало знаком с его творчеством.
Мы рады, что этот вечер прошел с пользой для всех его участников. Одни впервые познакомились с творчеством прекрасного поэта Расула Гамзатова, другие же имели возможность освежить в своей памяти знакомые с юности поэтические строки.

В нашей библиотеке любой желающий может взять книги Расула Гамзатова на дом.
После окончания вечера вдохновленные услышанным читатели взяли на абонементе понравившиеся им книги.










понедельник, 26 марта 2012 г.

На абонементе Центральной библиотеки развернута книжная выставка «Я пел о суровой красе Дагестана», посвященная творчеству Расула Гамзатова.

На выставке представлены стихи и проза Народного поэта Дагестана. Книги с выставки  пользуются большим спросом у читателей всех возрастов.

Особый интерес у молодежи вызвала книга сказаний «Клятва землей».
В предисловии к книге Расул Гамзатов писал: «От отца и земляков я слышал в детстве много преданий, особенно о Шамиле, Хаджи-Мурате, Хочбаре. Позднее об этом находил много интересного в книгах. В конце концов я все обобщил и изложил в поэмах… собрав все в этой книге, мне хотелось сказать и взрослым, и детям, всем школьникам – пусть наши имена, наши песни, наша честь, наша доблесть и мужество не уйдут в землю, в небытие, а останутся назиданием для поколений.
Пусть добрые люди пребывают в добре, а плохие станут хорошими. Вассалам, вакалам».
Книга «Клятва землей» одухотворена фольклором.  Мудрость народная – будь она воплощенной в сказание, притчу, пословицу или поговорку – Гамзатовым словно выносится из кладовых веков на просторы наших дней. Древние сказания и легенды поэт сумел осмыслить по-своему и воспроизвести в новой, современной трактовке.

Отрывок из "Сказания о Хочбаре, уздене, из аула Гидатль,
о Кази-Кумухском хане, о Хунзахском нуцале и его дочери Саадат"
Мой Дагестан! Начал начало.
Того, что было не иначь.
С утра полдня зурна звучала.
С обеда начинался плач.

Полжизни – пляска и веселье,
Полжизни – сабли острие.
Твоя история пред всеми,
Тьма и величие ее.

Горели горные аулы,
Горели в мире города.
Хочбары, жены – все минуло,
Народ не сгинет никогда.

Не минут свадьбы, песни в поле,
Не минет древняя молва,
Не минут мужество и воля,
Не минут давние слова:

«Запомнят люди все, что было,
И все положат на весы.
Еще огнем не опалило
Мне дагестанские усы.

Терзайтесь, плачьте, рвите груди,
Меня забвенью не предать,
Пока в горах не псы, а люди,
Пока стоит аул Гидатль!»

Когда же рог, налив полнее,
Подносят мне, а я лишь гость,
Я повторяю, не робея,
Хочбара-гидатлинца тост.

Я говорю, поскольку спрошен,
Негромким голосом глухим:
– Пусть будет хорошо хорошим,
Пусть плохо будет всем плохим.

Пусть час рожденья проклиная,
Скрипя зубами в маете,
Все подлецы и негодяи
Умрут от болей в животе.

Пусть в сакле, в доме и в квартире
Настигнет кара подлеца,
Чтоб не осталось в целом мире
Ни труса больше, ни лжеца!